Егор Соболев: Закон о люстрации выполняться не будет

Utopia

Глава люстрационного комитета Украины Егор Соболев рассказал «Фокусу» о том, сколько времени уйдет на очищение власти, готов ли этому реально способствовать Петр Порошенко, и кто спонсирует партию «Самопомощь» Андрея Садового 

Татьяна Селезнева — 22.10.14 4638

Сколько человек, по вашим оценкам, попадают под действие закона «Об очищении власти»?

Должны проверить около миллиона человек. У нас только милиционеров 350 тысяч, 30 тысяч СБУшников, 30 тысяч прокуроров. Сколько из них не пройдет проверку? Я бы не хотел быть похожим на НКВД 37-го года, когда там планировали, сколько нужно расстрелять, сколько сослать, но по моим оценкам, например, в судебной системе 20-25% судей являются судьями. Все остальные являются бизнесменами в мантиях. В прокуратуре ситуация еще хуже, в милиции — получше. А в целом коррупционеров у нас сотни тысяч.

Как выглядит сам процесс люстрации? Некоторые чиновники сейчас узнают о своем увольнении из интернета.

Каждый руководитель должен выполнить закон в течение 10 дней. Надо уволить тех, у кого в трудовых книжках, в личных делах указан опыт работы или обучения в школах КГБ, а также информация о том, что люди возглавляли украинский комсомол, или были руководителями компартии, начиная с уровня секретаря райкома.

Есть еще такая печальная страница, как работа начальниками на режим Януковича — главами райгосадминистраций, губернаторами, министрами, руководителями силовых ведомств. Фамилии этих людей должны быть внесены список люстрированных персон, это означает, что в течение 10 лет назад на госслужбу им дорога закрыта.

То, что уволенные узнали об этом из интернета, — это проблемы, которые должна регулировать человеческая этика, а не закон. Как известно, часть чиновников начала увольняться раньше, чтобы не попасть в список. Если они захотят вернуться, они должны будут пройти проверку на соответствие закону «Об очищении власти».

Петр Порошенко ведь тоже изначально попадал под действие этого закона?

Он попадал под первую редакцию закона. Но по его настоянию парламент изменил этот пункт, и теперь начальники времен Януковича увольняются при условии, если они проработали на этой должности год. Депутаты внесли такую поправку по просьбе Порошенко именно по причине, что он сам попадал под действие закона, между 1 и 2 чтением.

В этом есть определенный смысл, потому что если бы закон касался всех, кто работал начальниками во времена Януковича, то под него попали бы, например, все министры  правительства Тимошенко, вместе с ней самой. Привнесенная норма не такая уж несправедливая, поскольку она ограничивает круг людей, кто действительно работал на Януковича долго, кто составлял режим, кто его строил, проектировал, как Сергей Левочкин, Николай Азаров, Андрей Клюев.

В нашей стране законы выполняются крайне избирательно. Например, принимая закон «Об особом статусе Донбасса», сами депутаты не стеснялись говорить, что выполняться он не будет. Вы думаете, что благодаря закону о люстрации получиться очистить власть?

Я сразу хочу ответственно заявить — этот закон выполняться не будет. Чиновники будут его саботировать. Начались первые увольнения, подписанные премьер-министром, но работы генпрокурора и президента не видно. А заявления харьковского мэра, что он эту работу поручает дочери Чечетова, — это вообще тонкая издевка над обществом. Эта система будет зубами, рогами, хвостами держаться за свои места, потому что они помогают ей зарабатывать. И только активная позиция и контроль каждого гражданина за исполнением этого закона, смогут изменить ситуацию. Это будет многолетняя и очень тяжелая битва. Легендарный подвиг Геракла по очищению Авгиевых конюшен — это детская задачка, по сравнению с той, которую нам предстоит решить.

За саботаж закона возможно привлечь к ответственности?

Возможно, если у нас будут люди, которые будут этого добиваться. Но мы уже сделали невероятное — парламент не хотел голосовать за этот закон, но это произошло. Поверьте, сейчас можно выгнать любого коррупционера. Любого. Главу СБУ, генерального прокурора, грезидента, если мы захотим.

Как вы относитесь к так называемой народной люстрации?

Я выступаю за люстрацию по закону. И поэтому даже извинялся перед депутатом Журавским, которого бросили в мусорный бак. Нужно было, чтобы он и его «группа Кинаха» все-таки проголосовали. Ведь у нас не было голосов без перебежчиков Януковича. Когда мы опускаем человека в мусорный бак — он оттуда вылезает, моется в дУше, переодевается в дорогой костюм и дальше идет грабить. А люстрация — это серьезный юридический акт, который отбирает у них возможность воровать и вернуться к кормушке в ближайшие 10 лет. Этого нам должно хватить для демонтажа клептократического государства. С другой стороны, я очень хорошо понимаю людей, которые бросают чиновников в баки — это нормальная реакция общества на ненормальное отсутствие изменений.

В 2008 году, когда вы работали на «5 канале», у вас был конфликт с нынешним президентом. Как вы думаете, Порошенко с тех пор изменил свои взгляды на работу информационных вещателей?

Конечно же, я все это помню, и, насколько понимаю, это помнит президент. Тогда у нас был очень большой конфликт из-за его желания, как собственника канала, вмешиваться в редакционную политику программы «Час», ведущим которой я был.

Когда Порошенко вступил в должность президента, мы принесли ему закон «Об очищении власти» и сказали: давайте вы внесете его от своего имени. К сожалению, последующие события показали, что президент не самый большой сторонник очищения власти. Я понимаю, что он подписал закон под давлением общественного мнения – его бы просто не поняли, откажись он люстрировать систему Януковича. Эта система седьмой месяц живет и здравствует, после побега ее главного пахана в Ростов. Сам Петр Алексеевич совершенно не демонстрирует «кадровой политики по-новому», за отдельными исключениями.

  • Читайте также: Каха Бендукидзе: Украина заплатит высокую цену за нежелание проводить реформы

Но изменения всегда возможны. «Омега»(спецподразделение Национальной гвардии МВД Украины, — ред.), которая мучила Михаила Гаврилюка, потом первая вступила в бои за Украину на Донбассе. Тогда в закон была внесена норма, что люди, ставшие участниками боевых действий, не должны подпадать под люстрацию, что они смывают кровью все свои грехи. Многие чиновники сейчас хотят манипулировать этой нормой и получить обманом такой статус, с чем мы тоже собираемся бороться.

Для этого создается Общественный совет по люстрации?

Задача проводить люстрацию возложена на Министерство юстиции, которое способно организовать юридическую работу. С другой стороны, мы не верим, что государство сможет эффективно себя очистить, поэтому, согласно закону, каждый гражданин может стать люстратором. О проверке имущества каждого судьи, правоохранителя и чиновника будет сообщаться на сайте Минюста. Закон распространяет проверку не только на самого проверяемого, но и на членов его семьи. Объясните происхождение имущества, если не можете — вы должны уйти.

Очень важно, чтобы общество, которое знает, на чем ездят, где живут наши судьи, прокуроры и госслужащие, не позволило ничего забыть и переврать. Для координации такого общественного контроля в законе предусмотрено создание Общественного совета по люстрации. В него должны войти, в том числе, журналисты-расследователи, которые не один год воюют с коррупцией. Мы объявили конкурс и до конца недели принимаем заявки.

Как быть с действующими чиновниками, которые не могут объяснить происхождение собственности?

Когда до них дойдет проверка, они будут уволены с запретом возвращаться в тот же десятилетний срок. Просто сначала закон будет выполнен в отношении людей, с которыми все ясно. Был в КГБ? Был начальником у Януковича? Уходи, пожалуйста, тебя закон люстрирует автоматически. Проверка имущества в стране, где и фискальная служба, и другие органы сами по себе требуют очищения, это сложный процесс, он будет проходить поэтапно.  

Достаточным ли есть, на ваш взгляд, кадровый резерв в Украине?

Я встречался с чехами, которые проводили люстрацию, формировали МВД и спецслужбу, которую Гавел вообще разогнал и новую создал с нуля. Я спрашивал — где вы брали людей? Они отвечали, что из математиков получались хорошие руководители МВД, брали так же инженеров, журналистов.

  • Читайте также: Первый замминистра Кабмина Паракуда: На госзакупках воровалась каждая пятая гривна

У нас лучше ситуация с кадрами, у нас уже есть гражданское общество. А опыт государственной службы — негативный опыт, надо искать людей без него, но с опытом успешного и, главное,  принципиального руководства. У нас таких очень много — те же самые добровольцы, которые со старыми автоматами воюют против регулярной российской армии, часто не имея военного образования. Они показывают, что если человек хочет, у него получится служить своему государству, а если нет — сколько его не учи, сколько денег не трать, он все равно убежит к врагу, как бывший командир донецкой  «Альфы»(Александр Ходаковский, — ред.), который теперь целое вражеское подразделение создал.

Кто финансирует предвыборную кампанию «Самопомощи», по спискам которой вы баллотируетесь (13-й номер в списке — ред.)?

Наших спонсоров я знаю лично, это Иван Мирошниченко (бывший вице-президент Украинской зерновой ассоциации, — ред.) — предприниматель-аграрий с Кировоградщины, Саша Данченко (генеральный директор «Датагруп», — ред.) — криворожский талант, который создал современную ІТ-компанию, Алексей Скрипник (директор ООО «Элекс», — ред.) — еше один талант в ІТ индустрии из Львова.

http://focus.ua/country/318055/