«Студия Довженко в центре Киева никому не нужна»

Арнольд Кременчуцкий – человек, который досконально знает кинопроцесс изнутри. В его активе двадцать с лишним лет продюсерской деятельности, более пятисот рекламных роликов для клиентов из десятков стран мира от Канады до Японии, работа над музыкальными клипами и художественным полным метром, сотрудничество с EuropaCorp и Columbia Pictures.

 
Арнольд Кременчуцкий

Фото: facebook.com/odessaiff

Будучи владельцем кинокомпании PSBfilms, Кременчуцкий также является исполнительным директором «Украинской фильм-комиссии», членом совета «Центра реформ в киноиндустрии Украины», состоит в экспертной комиссии Госкино Украины, от которой зависит финансирование новых отечественных кинопроектов. Именно с нее и начался разговор.

– Недавно директор компании «Артхаус трафик» Денис Иванов написал заметку под названием «Те еще кадры». Его впечатления по поводу нового списка экспертов, которые будут принимать решения о государственной поддержке будущих кинопроектов, сводятся к недоуменной фразе: «Кто все эти люди?»

– Я первый раз в экспертной комиссии, и хочу задать этот же вопрос Денису. Денис как раз должен знать, кто эти люди. Он был гораздо ближе к Госкино, и много лет с ними работал. Я понимаю, что эти люди являются специалистами в своей области, но сейчас трудно сказать, насколько их взгляды соответствуют актуальным приоритетам. До войны ситуация была одна, сейчас она совсем другая.

– Каким образом война изменила положение в кино? Неужели сейчас все режиссеры должны броситься снимать фильмы военно-патриотической тематики?

– Вопрос не в режиссерах, вопрос в зрителе. Поменялось все: мотивация, внутреннее напряжение, ассоциативные ряды, новостные ленты. Те, кто делает кино, пишут будущее. Сейчас снимаются фильмы, которые будут смотреть через полтора-два года. Военно-патриотические фильмы нужны не тогда, а сейчас, но их-то как раз и нет, мы их не сняли. Вопрос в том, какое кино финансировать сегодня, чтобы оно выполняло необходимые функции через полтора-два года.

– Раньше множество фильмов, в том числе с украинскими актерами, у нас снимали россияне. Сейчас их количество резко уменьшилось, верно?

– То, что русские снимали здесь свои сериалы, не имеет никакого отношения к тому, о чем они их снимали. Русские продолжают снимать, но уже гораздо меньше, тут бизнес столкнулся с политикой и идеологией. С коммерческой точки зрения, после того как закончится война, мы вполне можем продолжать сотрудничать с Россией. Что касается идеологии, Украина сейчас идет совсем в другую сторону. И ответственность за успех на этом пути во многом лежит на кино. Владимир Ильич Ленин – пусть имя его горит в аду и пусть его уже наконец похоронят – иногда говорил правильные вещи: «Важнейшими из искусств для нас являются кино и цирк».

– Вроде бы это фейк – такой цитаты у Ленина ни в одной работе так и не нашли.

– Если не было, ее нужно было придумать.

– Стоит ли сейчас рассматривать кино с прикладной точки зрения? Какой-то советский подход.

– В популярном кино идеологическая составляющая всегда работала на основную зрительскую массу, которая делает кассу.

– То есть речь о том, какой именно опиум следует производить для народа?

– Вот это и есть самый интересный вопрос. Если в обозримом будущем, как обещает нам президент, мы увидим реальное улучшение жизни, если война с божьей помощью закончится, если зайдут инвестиции и начнется реальное движение в Европу, нам понадобится соответствующее кино, причем, скорее, оптимистическое.

– Самое оптимистическое время для нашего кино – это период застоя. Большинство популярных советских фильмов сняты в 1970-е – начале 1980-х. «Все эти бесконечные мюзиклы – «Собака на сене», «Соломенная шляпка», «Труффальдино из Бергамо», душевные фильмы вроде «Иронии судьбы» и «Москва слезам не верит».

– Совершенно верно! Известно, что Америка вышла из Великой Депрессии во многом благодаря кинокомедиям Чарли Чаплина, Бастера Китона, Гарольда Ллойда, братьев Маркс. Мы строим новую страну, и нам нужно доброе кино – его у нас страшно не хватает. Что-нибудь наподобие «Дневника Бриджит Джонс». Я хочу прийти к министру культуры и сказать: давайте снимем что-то наше и что-то приличное.

Вот у нас есть талантливые писатели с именем, например, Сергей Жадан или София Андрухович. Пусть они напишут сценарий – такой сценарий стоит дорого, но мы договоримся за меньше. Возьмем первоклассного режиссера, пригласим Джорджа Клуни, который обещал приехать сниматься в Украину, если будет хороший сценарий. Дальше красная дорожка, Катенька Осадчая в шляпке…

– Просто какие-то Нью-Васюки!

– Никакие не Нью-Васюки! Все это давно уже происходит в Восточной Европе. Супербоевики сейчас снимаются в Чехии. В Румынии четыре современнейших студии, в Польше две. Ридли Скотт повез свой продакшн на 15 млн фунтов в Венгрию. Люк Бессон оставляет по 20 млн евро в год в Сербии. Не надо изобретать велосипед – это уже работает во всем мире.

Нужно в Украине создать киноиндустрию, которая выйдет на прибыльный уровень уже через несколько лет. К этому времени следует построить больше кинотеатров. Сейчас у нас чуть больше 300 экранов, до войны было 430. Чтобы фильмы могли себя окупать, надо больше 1000. Это не так сложно: население есть, чуть только экономика даст подъем – люди пойдут в кинотеатры. Это даст возможность делать хорошее украинское кино и зарабатывать на его прокате.

– Хорошо, откуда взять стартовый капитал?

  – Для начала продать все государственные киностудии, и половину вырученных денег дать тому, кто будет инвестировать в строительство современной киностудии. Студия Довженко в центре Киева никому не нужна, для работы она не годится и никакой исторической ценности не имеет. Не сохраняют же старые заводы – разве что организуют в них арт-центры. Студию Довженко продать, эта земля в центре города стоит очень дорого. Одесскую киностудию продать и построить современную за городом. Не проблема найти 40 га вдали от города и дороги – обрыв над морем, закат, вся красота.

– Какие еще конкретные шаги нужны для реформирования киноиндустрии?

– Первое: создание современной технической и образовательной базы. Второе: создание необходимой юридической базы и условий для инвесторов – ничего не надо придумывать, нужно взять опыт успешных стран, скомпилировать, запустить, и пусть работает. Третье – это уже касается непосредственно украинского кино – следует найти интересные темы, в которые стоит инвестировать. Мы строим новую страну, и нам нужны новые истории, новые мифы, новые герои, новое украинское кино, какого у нас еще никогда не было. Я верю и знаю, что оно обязательно будет.

http://forbes.ua/lifestyle/1382263-studiya-dovzhenko-v-centre-kieva-nikomu-ne-nuzhna