Dura lex, sed lex, или Ода закону

В продолжение дискуссии, поднятой на портале Forbes руководителями Украинской федерации страхования и  Всеукраинской общественной организации «Ассоциация безопасности дорожного движения», свое мнение о взаимоотношениях между обществом, страховыми компаниями и государством высказывает и.о. главы Нацкомфинуслуг.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Прокатившаяся в декабре прошлого года волна поджогов автомобилей стала первым тестом на «стрессоустойчивость» страховщиков. Тогда часть компаний наотрез отказались выплачивать пострадавшим страховые компенсации, прикрываясь «форс-мажорными» обстоятельствами, другие – из чувства долга или симпатии к происходящим в обществе преобразованиям приняли сторону клиентов, выполнив все свои обязательства. В течение последующих 10 месяцев страховой рынок пережил своеобразный «жизненный цикл», который для многих игроков закончился фатально. И причина здесь не в госрегуляторе, который не способен сочувствовать «бедному страховщику», проблема – в неумении грамотно сбалансировать страховой портфель и формировать резервы. Текущие события с увеличившимся числом страховых случаев лишь обнажили то, что ранее, в мирное время, удавалось скрывать – недееспособность ряда страховых компаний.

В цивилизованных европейских странах количество страховых компаний едва достигает 20. В соседней Польше, к примеру, страховщиков всего пять. В Украине до недавнего времени их было свыше 400! Затем благодаря жестким действиям регулятора их стало на 4,4% меньше. Кто из страховщиков пострадал? Прежде всего, это схемные, «семейные» компании, которые служили транзитным «инструментом» для вывода активов, вели сомнительные операции с ценными бумагами. У многих был обнаружен дефицит ликвидных средств через безответственную демпинговую, инвестиционную политику. При этом все эти проблемные моменты выяснились в результате проверок Нацкомфинуслуг, а не по информации ассоциаций, членами которых были эти страховые компании. Ведь именно ассоциации первыми должны были бы сигнализировать регулятору о наличии проблем у той или иной компании.

На сегодняшний день благодаря именно действиям регулятора практически все «серые» компании закрыты,

Сегодняшнее время стало своеобразным лакмусом, показав, «кто есть кто». Досадно, что спекулируют ораторы чаще всего на болезненных для всех украинских граждан темах

в отношении ряда из них возбуждены уголовные дела. В целом объем вымываемых денег сократился на 70%, остановлено изъятие с рынка 1,4 млрд гривен. Но стоит учесть, что у такого хорошего результата есть и обратная сторона – подорванное доверие к страхованию в целом. Почему страховщики против создания единой саморегулирующей организации (СРО)? Потому что либо придется честно и прозрачно работать на рынке (что в разы сократит объем доходов), либо просто его покинуть.

Пока такая безответственность и бездеятельность со стороны самих страховщиков будет продолжаться, ситуация не изменится, наш рынок не станет более привлекательным для иностранных инвестиций. И дело не только в неблагоприятной политической ситуации в стране. Сколько бы Нацкомфинуслуг ни убеждала на встречах с международными операторами в большом нереализованном потенциале украинского страхового рынка, это неэффективно, потому что многие украинские страховщики сами не хотят цивилизованного рынка.

Все инициативы Комиссии, касающиеся внедрения европейских принципов прозрачности ведения бизнеса, натыкаются на упорное отрицание украинских страховщиков. Сделать отчетность прозрачной – не хотят, введению электронного полиса тоже всячески противятся. Мало того, украинский топ-менеджмент зачастую еще и обворовывает зарубежных акционеров. Через урегулирование, демпинг и агентские операции они выводят деньги из компаний, в итоге акционеры не получают своей прибыли. Когда на встречах с такими акционерами озвучиваешь результаты проверок, они искренне благодарят – и меняют руководство.

Конечно, проще всего сейчас все списать на политическую ситуацию в стране. Да, работать в таких условиях стало гораздо сложнее, но это касается не только рынка страховых услуг, речь идет обо всей экономике страны. Сложное время не может быть оправданием для невыплат. Клиент ведь выполнил свои обязательства, найдя средства на оплату страховки, и вправе требовать соблюдения договоренностей от страховщика! Сегодняшнее время стало своеобразным лакмусом, показав, «кто есть кто». Досадно, что спекулируют ораторы чаще всего на болезненных для всех украинских граждан темах.

Можно много говорить красивых слов и не предпринимать никаких практических действий. Минувшим летом, когда начинались военные действия на востоке страны, я обратился с инициативой к страховщикам относительно закупки бронежилетов для бойцов. Среди страховщиков нашлось несколько «неравнодушных», готовых поддержать, но с условием, что я отменю проверки в их компаниях. Похоже, что принцип «ты – мне, я – тебе» не только не теряет актуальность, но долго еще будет преследовать чиновников как призрак «прошлого». И вот что показательно – всякий раз, когда кто-либо получает мой принципиальный отказ от «услуг» взамен на лояльность регулятора, тут же где-нибудь в СМИ появляется обличительная речь «жертвы» в мой адрес. 

Сколько раз я проводил общие рабочие встречи с ключевыми фигурами рынка – руководителями ассоциаций! И ни разу не услышал ни одного конструктивного предложения. Все более чем очевидно: ассоциациям выгодно зарабатывать деньги на страховщиках, при этом ничего не делать для развития рынка

Возникает стойкое ощущение, что превалирующая доля времени у «знающих» экспертов уходит на критику регулятора вместо каких-нибудь реальных действий в пользу рынка. Получается парадоксальная ситуация, как писал Леонид Сухоруков: «Знать всех предпочитал в лицо. Говорить – в спину». 

Сколько раз я проводил общие рабочие встречи с ключевыми фигурами рынка – руководителями ассоциаций! И ни разу не услышал ни одного конструктивного предложения. Все более чем очевидно: ассоциациям выгодно зарабатывать деньги на страховщиках, при этом ничего не делать для развития рынка. Свое бездействие они прикрывали частыми рассуждениями в прессе на тему «что и как должен делать регулятор», при этом, когда сами «ораторы» занимали должность члена Комиссии, они почему-то бездействовали.

Думаю, что люстрация должна касаться не только чиновников, но и всех ключевых фигур рынка. Новое общество необходимо строить по новым принципам. Чтобы каждый отвечал на вопрос: какую лично ты практическую пользу принес для рынка? А не над тем, что должны делать другие.

Мне как человеку действия гораздо важнее результат, чем благоприятный информационный фон вокруг моей персоны. За время моей работы в Нацкомфинуслуг я приложил максимум усилий, чтобы не просто поменять людей на должностях (а сегодня 95% руководителей – это новые кадры), а чтобы изменить саму систему работы регулятора.

Сегодня все четко и понятно: если на компанию нет жалоб, у нее достаточные резервы – к ней никаких претензий. Мы на 70% сократили схемный рынок, добились от акционеров вливания инвестиций и пополнения резервами компаний. Если раньше те же ассоциации неоднократно заявляли, что уже в сентябре на страховом рынке будет катастрофа, будут закрываться страховые компании, то по факту в сентябре мы зафиксировали рост резервов. Такого нет ни в одном другом финансовом сегменте. И я считаю, что это стало возможным именно благодаря жесткому подходу Нацкомфинуслуг к деятельности страховых компаний. Бизнес учится жить по-новому, и я уверен, что эта «закалка» в будущем сыграет положительную роль.

http://forbes.ua/opinions/1382065-dura-lex-sed-lex-ili-oda-zakonu