Бегство от реальности. Что показали на юбилейном кинофестивале «Новое немецкое кино»

Utopia

В Киеве, Харькове, Одессе, Черновцах, Днепропетровске и Львове с 9 по 20 октября проходил 20-й юбилейный кинофестиваль «Новое немецкое кино»

Петр Стрехов — 20.10.14 859

Как и чем сейчас живет Европа, куда мы так стремимся? Как повлиял на умы европейцев экономический кризис? Ответ на эти вопросы не найдешь в турпоездках, где страна поворачивается к тебе, как правило, парадной стороной. Но есть и другой выход – кино. Например, Германии, страны, которая пострадала от кризиса меньше соседей по континенту. Казалось бы, немцы должны быть довольны – но фильмы, показанные на кинофестивале «Новое немецкое кино», говорят, что это не так.

За морями, за долами

Судя по показанным украинскому зрителю лентам, жители самой динамичной страны на европейском континенте мечтают о том, чтобы сбежать из окружающей их реальности. Из шести привезенных в Украину кинокартин лишь в одной – комедии «Супер эго» режиссера Беньямина Хайзенберга – действие происходит в современной Германии. Но и в ней видны отблески истории, причем далеко не греющие душу – у старика-доктора, к которому случайно устраивается сиделкой мошенник Ник, оказывается нацистское прошлое. 

Во всех остальных фильмах действие происходит либо за пределами Германии, либо в иные исторические эпохи. Так, например, сюжет «Другой родины» режиссера Эдгара Райца, разворачивается в середине XIX века в бедной немецкой провинции. Главный герой картины — юный полиглот-самоучка Якоб мечтает эмигрировать, вслед за тысячами уже уехавших обнищавших немцев, в Южную Америку, которая кажется ему раем.

Бедность, в которой живет его семья и их соседи, время от времени приводит к локальным социальным взрывам. Например – в стихийном бунте на осеннем празднике плодородия, где горожане и приехавшие в городок крестьяне имеют право пить только то вино, которое принадлежит местному барону. Не эту ли веками зревшую стихию бунта против социальной несправедливости и мечту о новом Lebensraum (жизненном пространстве) в ХХ веке умело использовал один начинающий художник по фамилии Шикльгрубер, ставший впоследствии канцлером Гитлером?

Кстати, как раз из Южной Америки родом бразильский фотограф Себастьян Сальгадо, творчеству которого посвятил свой фильм самый титулованный сегодня немецкий режиссер Вим Вендерс. В документальной картине «Соль земли» действие происходит в экзотических и почти нетронутых цивилизацией местах планеты, по которым десятилетиями путешествовал со своей фотокамерой Сальгадо. Но тут речь уже не о том, чтобы «освоить» эти места, а, напротив, о том, чтобы найти в них себя и утраченную девственность души.

Озарение в пустыне

Почти о том же говорит зрителю и фильм «Поворот на Марракеш» Каролины Линк. Его главный герой, 16-летний Бен, едет на каникулы к отцу — театральному режиссеру, который ставит в Марокко европейские драмы. Родители Бена, оставшиеся в Германии, давно разведены. Бен живет с матерью и, унаследовав отцовские «творческие гены», пишет рассказы. Казалось бы, у него должно быть много общего с отцом, но всё получается наоборот. Посмотрев, как благополучно живет на фоне бедного местного населения отец, Бен со всем своим юношеским максимализмом воспринимает его не как художника, а как самодовольного бюргера.

Поэтому герой сбегает из роскошного отеля в городские кварталы, где знакомится с молодой местной проституткой. Затем он увязывается за ней вглубь страны, попадает в нищую горную деревню, куда она едет навестить своих родителей и сестру, людей, чтящих старые обычаи, что не мешает им жить на доходы от её проституции. Естественно, отец начинает его разыскивать (ситуация усугубляется тем, что у Бена диабет и ему нужно несколько раз в день делать себе уколы).

  • Читайте также: 4 новых фильма, которых нет в украинских кинотеатрах

Дальше сюжет становится предсказуемым. Отец находит сына, тот недоволен, но дает себя увезти, они попадают ночью в пустыне в автомобильную аварию, оказываются на грани смерти, но их спасают местные жители – и вот там-то, в нищем глинобитном доме своих спасителей Бен наконец-то находит духовный контакт с отцом.

Ситуация стандартная, десятки раз использовавшаяся в кино и литературе. (В фильме есть несколько напоминаний о жившем в Марокко американском писателе Поле Боулзе, по книге которого «Под покровом небес» Бернардо Бертолуччи снял свой знаменитый фильм). Но это-то и важно. Как писал в книге «От Калигари до Гитлера. Психологическая история немецкого кино» один из самых влиятельных теоретиков мирового кинематографа Зигфрид Кракаэур, бежавший от нацистского режима в США, массовые желания реализуются как раз в популярных сюжетах.   

В «Повороте на Марракеш» главному герою – одному из тех, кому принадлежит будущее Германии, удается найти себя лишь за пределами современной Европы. То же самое происходит не только с героями других фильмов фестиваля «Новое немецкое кино», но и с их создателями, которые ищут материал для своих кинокартин, погружаясь либо в историю, либо в географию. На это современный украинец может сказать: «Нам бы их проблемы». Однако «им» их проблемы представляются серьезными, что и доказал кинофестиваль.     

http://focus.ua/lifestyle/318047/